Детство (1738-1754)

Категория: Публикации
Опубликовано 27.01.2015 15:00
Автор: Super User
Просмотров: 3815

Немного о его предках и потомках

Андрей Тимофеевич родился два с половиной века назад. Много поколений сменилось за это время, мно­гое стерлось в памяти людей. Его богатейшее наследст­во в виде опубликованных книг и статей сейчас мало­доступно для широкого круга читателей, а рукописные материалы лишь достояние архивов. Учитывая это обстоятельство, автор счел необходимым ознакомить читателей, хотя бы очень кратко, с историей рода Боло­товых. Клан этот к периоду жизни Андрея Тимофееви­ча основательно обеднел, по был старинным и родови­тым. Поэтому генеалогическое древо его можно восста­новить по архивным документам достаточно подробно.

В свое время такую работу провел дядя Андрея Ти­мофеевича — Матвей Петрович Болотов (1711—1765). Он побывал во многих учреждениях, где хранились до­кументы рода Болотовых, разыскивал их и делал нуж­ные выписки. В результате у него сформировалась основательная родословная. Тетрадь с этими записями и устные рассказы Матвея Петровича Болотов исполь­зовал в автобиографических записках.

Родословная Андрея Тимофеевича прослеживается вверх до некоего Романа Болотова, жившего в начале XVI в. Внук Романа — Гавриил — был прадедом Лариона (1647—1690), который, в свою очередь, был праде­дом Андрея Тимофеевича. Сын Лариона — Петр — де­душка Андрея Тимофеевича, 168?—1730) был женат на Екатерине Григорьевне Бабиной (умерла в 1711 г.). У Петра Ларионовича было два сына: Матвей (1711— 1765 и Тимофей (?—1750) — отец Андрея Тимофеевича. Женой Тимофея Петровича стала Мавра Степановна Бакеева (?—1752). У них было трое детей: Прасковья (1725—1766, вышедшая замуж за Василия Савиновича Неклюдова), Марфа (1730—1764), мужем которой был Андрей Федорович Травин, и Андрей (1738—1833) — знаменитый ученый, о котором идет речь в этой книге.

Андрей Тимофеевич женился на Александре Михай­ловне Кавериной (1750—1834) и имел девять человек детей. Дочь Елизавета (1767—?) была замужем за Пет­ром Герасимовичем Шишковым, Анастасия (1773— 1820) за Петром Ивановичем Воронцовым-Вельямино­вым, Екатерина (1778—?)—за Александром Иванови­чем Пестовым. Сын Павел (1771—1850) женился на Марии Федоровне Ошаниной. Этот брак сопровождался рождением десяти детей.

Их сын Алексей (1803—1853) — крупный ученый, известный геодезист, учебник которого1 был следую­щим образом оценен в рецензии: «Труд г. Болотова — одно из редких и драгоценнейших приобретений рус­ской ученой литературы. Заслуга русского ученого гео­дезиста состоит не только в издании хорошего курса, но и в том, что он написал такой курс геодезии, кото­рый по полноте и самостоятельности обработки предме­та почти не имеет себе равного ни в одной иностранной литературе. Труд этот есть как бы литературное дока­зательство высокого состояния геодезических наук в России, чему не литературным, но еще более блиста­тельным доказательством служат те огромные геодези­ческие работы, которые совершены русскими учеными в течение прошедшего полустолетия или которые еще продолжаются» 2.

Алексей Павлович был женат на Софье Евграфовне Мышецкой. Их сын Владимир (1837—1900) принимал активное участие в опубликовании автобиографических записок Андрея Тимофеевича.

Владимир Алексеевич, женатый на Софье Петровне Грессер, имел сына Александра (1866—1941), в начале XX в. занимавшего пост пермского губернатора, следст­вием чего является наличие в Пермском областном архиве фонда А. Т. Болотова. Другой сын Павла Анд­реевича — Михаил (1810—1880) — автор биографиче­ской записки об А. Т. Болотове, охватывающей период последних лет его жизни.

Михаил Павлович был женат на Александре Дмит­риевне Бибиковой. Результатом этого брака было пя­теро детей, в том числе старший сын Дмитрий (1837—1907). Дмитрий Михайлович был известным професси­ональным художником. Он окончил Академию худо­жеств в Санкт-Петербурге, писал в основном портреты. В Русском музее хранится автопортрет Дмитрия Ми­хаиловича, в Туле — портрет его матери и сестры Ма­рии (1839—189?), в Ленинграде, в Академии художеств, — портрет И. К. Айвазовского.

Вторую ветвь потомков Андрея Тимофеевича уда­лось протянуть по его дочери — Анастасии. Ее брак с Петром Ивановичем Воронцовым-Вельяминовым сопро­вождался рождением трех сыновей: Владимира, Павла и Сергея, и дочери Александры. Павел имел восемь сыновей; нам известна лишь часть родословной Алек­сея. У него была дочь Ольга и три сына, в том числе Павел (1865—1948), имевший двух сыновей и четырех дочерей. О двух из них уже упоминалось: это Ольга Павловна и Анастасия Павловна (в замужестве Геор­гиева). Дочь Андрея Тимофеевича Ольга (1775—1800) умерла в расцвете лет, оставив маленькую дочь Алек­сандру (1800—1833). О муже Ольги Андреевны — Федоре Ивановиче Бородине — данных нет. Известно лишь, что в 1811 г. Андрей Тимофеевич взял внучку к себе на воспитание. В 1821 г. она вышла замуж за Ми­хаила Николаевича Леонтьева. Их сын Павел (1822—?) и 18.37 г. окончил Московский дворянский институт, а в 1841 г. -философский факультет Московского уни­верситета. С 1843 но 1847 г. учился за границей (Гер­мания, Италия). По возвращении стал сначала адъюнк­том университета, а затем профессором кафедры рим­ской словесности и древностей.

Третья линия рода Болотовых — от дяди Андрея Ти­мофеевича — Матвея Петровича Болотова — по муж­ской линии (Михаил — Андрей — Николай — Алек­сандр — Александр) приводит к Елизавете Александров­не Болотовой (1912 г. рожд.), живущей в Ленинграде. В ее семье хранятся оригинальные и весьма интерес­ные материалы, имеющие прямое отношение к Андрею Тимофеевичу, например, семейный альбом, который довольно длительное время велся в роду Болотовых. В нем много акварельных рисунков, в том числе сде­ланных Андреем Тимофеевичем, а также писателем Д. В. Григоровичем. В семье хранится томик «Запи­сок» А. Т. Болотова, на его обложке рукой деда Ели­заветы Александровны написано, что этот томик соб­ственноручно переписан Андреем Тимофеевичем.

И наконец, самую, пожалуй, интересную семейную реликвию представляет небольшой (15X10 см) портрет молодого мужчины в возрасте 18—23 лет, выполненный пастелью. Портрет переходил из поколения в поколение с устной информацией о том, что художник изобразил на нем А. Т. Болотова. Так ли это — сказать трудно.

Специалисты, знакомившиеся с портретом, пришли к выводу, что многие признаки свидетельствуют о при­надлежности его по срокам изготовления к концу XVIII в. Таким образом, человек, изображенный на портрете, никак не может быть А. Т. Болотовым, по­скольку в тот период ему было уже около 60 лет. В то же время мы не вправе сомневаться в том, что в основе устного сообщения, передававшегося от поколения к поколению, лежит какой-то достоверный факт.

Скорее всего дело обстояло следующим образом. Портрет нарисовал А. Т. Болотов, изобразив на нем кого-то из близких родственников дяди Матвея Петровича, по-видимому его внука Андрея Михайловича, который после смерти отца в 1791 г. долгое время на­ходился под опекунством Андрея Тимофеевича. Первое предположение, что человек, изображенный на портрете, был член семьи, и родственники, хорошо знавшие его, не нуждались в расшифровке личности. Рисунок передавался от одних владельцев к другим как портрет Андрея Тимофееви­ча (в значении авторства художника). В дальнейшем смысловое значение авторства рисунка утратилось и последующие поколения воспринимали устное сообще­ние «портрет А. Т. Болотова» уже в прямом смысле, т. е. как его изображение.

Появление на свет

Андрей Тимофеевич недаром своим автобиографи­ческим запискам дал название «Жизнь и приключения Андрея Болотова...». Приключений на его жизненном пути действительно было не мало, как грустных и даже опасных, так и веселых, вызывающих улыбку, а то и жизнерадостный смех. Уже само появление его на свет сопровождалось курьезным событием, о котором в семье и последствии вспоминали так часто, что Андрей Тимо­феевич запомнил его до мельчайших подробностей. А заключалось оно в следующем. Глухой осенней ночью, в которую происходили роды, в комнате было двое: роженица и бабка-повитуха Соломонида. Мать Андрея Тимофеевича находилась в кровати, а богомоль­ная старушка на коленях перед образами отбивала поклоны, вымаливая у всевышнего благополучный исход ожидаемого события. Молитву Соломонида чи­нила истово, медленными движениями руки сотворит крест, поклонится низко-низко, пошепчет, уткнувшись лбом и самый пол, потом разогнется и снова продол­жает шептать слова молитвы, уже глядя на икону.

Так продолжалось до тех пор, пока у Мавры Степановны не начались схватки. Вскрикнув от боли, она по­знала Соломониду. Та встрепенулась и хотела поспешить ей на помощь, но не тут-то было. Совершенно неожиданно старушка оказалась в «капкане». По обы­чаю тех времен на шее у нее был нательный крест.

1    Болотов А. П. Курс высшей и низшей геодезии. СПб., 1845.Ч. 1; 1849. Ч. 2.

2    А. П. Бердышев Отеч. записки. 1851. Т. 74, разд. 5. С. ИЗ.